Новости

Александр Литвин в гостях у программы "Есть контакт"

на "Радио России" 15 февраля 2015 года.

Ведущие: Всем привет, это программа «Есть контакт». В студии Анатолий Круглов и Анна Дворецкова. Сегодня у нас в гостях Александр Литвин – победить шестой битвы экстрасенсов, ну при этом наш гость предпочитает называть себя аналитик вероятностей. Ведущие: Здравствуйте, Александр. Александр Литвин: Здравствуйте, дорогие друзья, здравствуйте, дорогие ведущие. Ведущие: Честно говоря, не совсем понятно. Что такое экстрасенс, люди уже знают. Но что такое аналитик вероятностей? Александр Литвин: Ну, когда я оцениваю ту или иную ситуацию, смотрю её несколько иначе, чем остальные люди. Я смотрю предпосылки наступления событий. Есть определённая система знаков, которая позволяет мне разбираться в этих моментах. Допустим, такой простой пример. Происходит расширение Москвы на Юго-Запад. Вот дана команда, и Москва расширяется на Юго-Запад. А у меня тут же возникает мысль. То есть я знаю фрактальные системы тождества, если столица какого-то государства начинает развиваться в том или ином географическом направлении, значит, и само государство будет развиваться в том или ином географическом направлении. Вот в 2011 году было подписано это решение, и вот в 2014 году мы развились в сторону Юго-Запада относительно Москвы, в сторону Крыма. Ведущие: Вот это вот никто не мог себе представить… Но Александр, в вашей книге вы противопоставляете логику и интуицию, то есть называете это противоположными вещами. Александр Литвин: Вы знаете, наверное, не противоположными, а есть первичные вещи, а есть вторичные вещи, но без них невозможно. То есть, если мы оставим одну идею, и у нас не будет какой-то материализации, это тоже будет неправильно. Логика просто у меня на втором месте. На первом месте у меня - исключительно интуиция. А логика уже нужна для моей аналитики, причем крайне необходима. Ну, допустим, если вы читали мою книгу, там написано, что я могу и очень часто получаю информацию во сне, но интерпретация этих снов идёт исключительно через логику. То есть, никогда во сне невозможно человеку получить больше объёма информации, чем позволяет его знание. Ведущие: То есть, интуиция помогает получить информацию, а логика - обработать. Александр Литвин: Ну, в принципе, да, так и есть. Ведущие: А если у человека логика недостаточным образом развита, или наоборот, интуиция недостаточным образом развита? Александр Литвин: Ну, вот, к сожалению, эта книга была написана исключительно для того, чтобы люди обратили внимание на свою интуицию. В нашей стране мы россияне достаточно много перетерпели различных неприятных моментов в нашем обществе, и в связи с этим мы утратили это чувство первичной интуиции. Поэтому вы знаете, как говорил Чехов: «Сохраните в себе человека», а я его перефразировал таким образом: «Сохраните в себе интуицию». Это будет одно и то же по параметрам. Ведущие: Но нужно ведь вначале в себе это зерно отыскать. Мы, мне кажется, даже не подозреваем, что в нас оно есть. Александр Литвин: Вот для этого и написана книга. Я, когда ее писал, закладывал туда одну мысль: «путешествуя по моей памяти, вы освежите свою». Каждый из вас вспомнит что-то, что было у вас, какие-то знаки, какие-то ситуации. Но по мере роста человека это качество теряется. То есть интуиция — это практически безусловный рефлекс, но теряемый рефлекс. И по мере роста человека, по мере накопления обычной информации, по мере давления, которое оказывается на интуицию («то есть если ты этого не видишь - значит, этого нет»), мы теряем интуицию. Вот дети они практически они все на 100 % владеют такими интуитивными навыками. Задача родителей - правильно воспитать ребёнка. И вот здесь это колоссальная работа. Дело в том, что ребёнок… Почему гениев мало? Чем выше уровень цивилизации, тем меньше будет уровень гениев. Потому что цивилизация стремится к унификации. Значит, ребёнка надо обстрогать таким образом, чтобы все были примерно одинаковы, чтобы его можно было положить, поставить, ну, неважно что сделать, лишь бы он был в определённых рамках. И вот из-за стремления к этой унификации, мы, конечно, теряем интуитивные качества. Ведущие: Ну, а как родителям, у которых сами были поколениями воспитаны в таких рамках? Александр Литвин: Крайне тяжело, я поэтому и пишу эту книгу, пишу и вторую книгу, исключительно направляя людей на то, чтобы они вспомнили. Понимаете, это качество (интуиция) есть, его можно вспомнить. Ведущие: Но при этом в качестве примера вы приводите своих родителей, родственников, предков как людей, обладающих интуицией. Александр Литвин: Мне повезло, друзья мои, мне очень просто повезло в этом плане. Меня никто не заставлял, никто мне не говорил, что это невозможно. Что этого не может быть. Вот у меня есть младший сын, и однажды он пытается задвинуть большое кресло. Няня ему говорит: «Володя, оно тяжёлое». Я говорю: «Не говори ему, он не знает, что оно тяжёлое, и он его задвинет.» И он его реально задвинул. Кресло там в 5 раз тяжелее, чем он. Мы ставим себе препятствия. То есть, если мы на уровне мышления ставим себе препятствия, то преодолевать их уже на уровне физики крайне тяжело. Ведущие: Книга ваша называется – «Выше Бога не буду». Значит ли это, что для каждого из нас есть сопредельная граница, какая-то планка, выше которой, как ни развивай интуицию и самих себя, мы не разовьем? Александр Литвин: Это знаете, это скорее значит, это не граница, а это - именно тот рубеж, к которому нужно стремиться. То есть это не ограничение человека, это вектор, куда нужно двигаться, в каком направлении… Ведущие: Ну, это вполне, кстати, согласуется с понятием христианина, то есть в христианстве человек должен стремиться быть подобным Богу, да? Но при этом понятно, что никогда он этого уровня не достигнет. То есть это как раз о векторе… Александр Литвин: Ну, там же написано, мы созданы по образу и подобию творца, поэтому есть куда стремиться. Мы уже созданы такими. Вот другое дело, когда мы в процессе цивилизации это качество теряем, значит, мы теряем интуицию. Ведущие: То есть мы, получается, не эволюционируем вместе с нашей цивилизацией, а наоборот - деградируем. Александр Литвин: Мы несколько неправильно выбрали вектор развития, вот в чем дело. Наши все усилия направлены в первую очередь в сторону агрессии. Агрессия – качество неплохое. Я часто, когда работаю с людьми, рекомендую им какие-то вещи, чтобы уровень агрессии был несколько выше. Но её можно разделить. Агрессия — это воля, или агрессия — это насилие. Это разные вещи абсолютно. Когда человек безвольный, он может стать наркоманом. Значит, ему нужно усилить эту составляющую агрессии. То есть как лекарство в малых дозах, это может быть совершенно бесполезная так сказать «приправа», а в терапевтических это лекарство, а в больших дозах - это яд. Но мы пошли реально по агрессивному пути, мы создаем все новые и новые виды летального оружия. Хотя по идее надо всем ученым уже направить, так сказать, свои мозги на создание нелетального оружия, то есть убивать-то нельзя. Вот в чем проблема. Потому что любой выстрел - это выстрел в собственный затылок через время. Ведущие: Вообще, вопросы смерти тоже часто встречаются в вашей книге, и особенно я обратил внимание вот на два ваших дня рождения. Да? Вы описываете, когда вы оба раза чуть не утонули. Когда вам сначала подарили цветы на день рождения, да? И вы пишете, что вы тогда ещё не знали, что это такой маркер, знак. А потом с вами чуть было не случились в тот день, в день рожденья несчастные случаи. Что-то менялось в вашей жизни в эти критические моменты? Александр Литвин: Если вы дочитаете книгу до конца, у меня самый серьёзный критический момент в плане, значит, баланса жизни и смерти был позже – уже в 34 года. Вот… Но я почему пишу эту книгу через свою биографию. Просто по мере своего роста, по мере каких-то событий, обычный бытовых, допустим, там дни рождения или ещё что-то, я в этой книге указываю, какие были знаки. То есть у каждого есть своя система знаков, то есть свои какие-то верстовые указатели, свои индикаторы удачи или неудачи. И вот эта система у меня выработалась по большому счету где-то к годам 25. Но я ведь не учился ни у кого. Вот в чем дело. Я даже, когда на этот проект телевизионный пошел, просто не было другой трибуны, я пошел туда уже достаточно, так сказать, взрослым человеком в 48 лет, имея определённые результаты на предыдущей, так сказать, работе, по своей деятельности. И одна из целей у меня была – найти человека, который бы ответил на мои вопросы. Но, к сожалению, не получилось. Потом я участвовал в таком же проекте в Европе, и я там тоже никого не нашел. В общем-то, мне крайне тяжело, потому что нет учителя. Потом я подумал: «Нет учителя - будем учиться у природы». И вот этот проект мне дал очень многое, в принципе. Потому что именно там был экзамен за всю предыдущую жизнь. Но это был не просто экзамен, то был ускоренный курс обучения. Вы знаете, как в армии «курс молодого бойца», то есть сразу за короткий промежуток времени - масса информации, масса способов. Вот именно там я уже вырабатывал определённые навыки, определённые вещи; определённые даже я не могу сказать ритуалы, но определённые физические действия, которые позволяют включить механизм интуиции. Ведущие: Такая разведка боем. Александр Литвин: Ну, это было так неожиданно для меня, я даже вот во второй книге, она у меня готовится сейчас к изданию, я там даже написал один такой момент, что перед тем как пойти на этот проект, мне очень часто снились сны, в которых я сдаю экзамены. И я не знаю, вот я беру билет – не знаю, беру билет – не знаю. Мне надо отвечать – во мне не хватает знаний. Нет! Нет! Нет! И это достаточно напряжённая ситуация. Я вообще в жизни своей много учился, и в принципе, сдавал экзамены легко, но вот во сне – ну, никак. Не могу вытащить свой билет, но вот не могу, у меня не получается, и у меня провал какой-то в знании, я не знаю даже, что сдаю, какой экзамен. Как только я в этот проект зашёл, у меня эти сны тут же прекратились. Ведущие: А страшно было начинать писать? Ведь в какой-то момент должна прийти мысль « я готов, мне есть что сказать». Была вот эта проблема первого слова? Просто я себе это представляю, перед пустым, белым листом. И как, как это превратить в книгу? Александр Литвин: Я столько раз менял свою жизнь и не разу об этом не пожалел, поэтому страха у меня не было. То есть это начало работы в этом направлении, это начало атаки. Когда мне в 2008 году первый раз какое-то издательство предложило написать книгу, я сказал: «Я не готов ее написать: во-первых, я не знаю, о чем я буду писать; во-вторых, не время просто, это не мое время». «А когда Ваше время? - спросили меня». Я говорю: «Мое время будет в 2014 или 2015 году». Вот я на это время сдвинул. То есть я знал, что мне там будет проще. Но еще это был 2008. 2008-2014… Разница в 6 лет. И я говорю: «Вот 6 лет подождите, потом обращайтесь». Но до марта 2014 года, хотя я знал, что я буду писать, у меня не было ни чего такого, что бы меня подвигло. Я просто ждал. Вот настал год, я жду: январь, февраль, март... В конце марта мне встречается человек, и два-три слова с ним, и всё… и я понимаю, о чем я пишу, что я хочу рассказать, как это будет. Ведущие: То есть ничего не произошло, вот так вот видимого, просто вот что-то изменилось внутри? Александр Литвин: Нет, встреча с одним человеком, то есть у меня эта мысль была именно об этих событиях. Но она не была такой сконцентрированной, и уже обработанной, но потом произошёл ряд событий, который реально позволил мне вот так сесть и написать. Первую фразу, вы понимаете, мне легко было написать, потому что я же просто вспоминаю. Мне главное - память свою напрячь, вот и всё, у меня всё так и пошло. Я сижу и вспоминаю, пишу, пишу, пишу, пишу. Я десять дней писал эту книгу, я отключил всю орфографию, я отключил всё, что можно, чтобы у меня не было ни красных, ни зелёных штрихов, подчеркивания и так далее. Потому что я ведь беру, просто выливаю весь этот поток информации, и всё. Ведущие: А как вы думаете, читатели они правильно понимают, что вы хотели сказать в книге? Или они просто это воспринимают как автобиографию известного человека, что-нибудь в этом роде? Александр Литвин: Ну, меня радуют отзывы, потому что реально то, что я хотел довести… я не говорил эту фразу. Вот пока я не написал книгу, я вообще не говорил, для чего она. У меня там в преамбуле написано: «Думайте, что это фантастика, и вам легче будет поверить». А вот та фраза, с чего я начал сегодняшний разговор о том, что, путешествуя по моей памяти, вы освежите свою. Это как раз вылилось из отзывов. Это вылилось из отзывов читателей. Потому что каждый находит в своей жизни какие-то моменты, давно уже забытые и, может быть, весёлые, может быть, не очень весёлые, но, все находят в своей жизни интуитивное озарение. Ведущие: Начали Вы свою книгу с того периода вашей жизни, когда вы находились в таком достаточно сильном кризисе. Александр Литвин: Ну, да начало именно такое, потому что ну с чего-то надо книгу начинать, понятно, что, наверное, это было самый серьезный шок в моей жизни. Вот именно этот момент заставил меня переосмыслить многие, многие, многие вещи. Потому что у меня сразу появились совершенно другие обязанности, совершенно другие так сказать интересы и приоритеты, и я и так достаточно ответственный человек, но в этой ситуации эта ответственность была в разы, просто, выше. Вот ты поэтому, наверное, с этого и начал. Ведущие: А что вы можете вообще сказать о такой мотивационной силе кризиса в жизни человека, то есть нужны ли человеку вот эти кризисы, чтобы перейти на следующие ступеньки? Александр Литвин: С моей точки зрения любой кризис — это возможность многовариантности событий. Вот здесь вот как раз и включается то, чем я занимаюсь, это аналитика вероятностей. То есть налево, направо, прямо и так далее, куда идти. Любая точка кризисная, это дает возможность человеку выбрать или не выбрать правильный или неправильный путь, вот поэтому без кризисов мы никуда не денемся. Они бывают индивидуальные – личные, кризисы бывают глобальные в масштабах общества, вот, но в любом случае если, допустим, говорить о масштабах общества, всегда в любой кризис кто-то выигрывает, кто-то проигрывает. Ведущие: А нет смысла отказаться от такой оценки прошедшего события, случившегося в жизни, я имею в виду оценки «было ли оно для меня хорошо или плохо». Просто Каббала об этом говорит, что все события они для чего-то нужны. И у них нет окраски положительной или отрицательной. Мы просто должны понять какой-то урок…. Или всё-таки… Александр Литвин: Мы должны понимать, что мы здесь и сейчас в данный момент времени формируем будущие события. То есть, когда ты понимаешь своим действием или бездействием, своими положительными или отрицательными эмоциями ты влияешь на будущее событий, ты будешь относиться достаточно серьезно. Иногда полезно посмотреть в прошлое и посмотреть, были ли у тебя варианты. Только исключительно для этого, но постоянно смотреть в прошлое я вообще никому не советую. Потому что я таких людей вижу, и вижу я их следующим образом. Они пытаются двигаться вперед, но спиной. Знаете, вот такое вот нелепое движение. Как вот лунной походкой, как Майкл Джексон. Ну, во всяком случае, это очень короткий кусок сцены, а дальше ты уже не пойдёшь. Поэтому не надо зацикливаться на прошлых событиях так уж серьезно. Ведущие: Радиослушатели, видимо очень много вопросов передали, редактор собрал в один большой вопрос многих радиослушателей. Спрашивают, как воспитывать детей, что именно нужно делать, не делать, потому что все дети разные, но, может быть, есть какие универсальные советы и очень многие интересуются, может, вы по этому поводу консультацию проводите? Александр Литвин: Вы знаете с детьми, конечно, это самое главное, что у нас есть. Дети это наше будущее. Мы формируем будущее, воспитывая детей. И нужно понимать исключительную индивидуальность каждого ребенка, который с нами рядом. Один ребёнок может быть талантлив в одном, один – в другом. Одного нужно пожёстче, второго - помягче. Я не могу здесь сейчас сказать вот прямо такую панацею, что вот исключительно одинаково для всех не бывает. Ведущие: Мы как раз с этого начали, что как раз уравниловка сейчас. Но если за советом к вам прийти с ребёнком возможно? Александр Литвин: Ну как, огромное количество существует методик да? Одна методика, вторая, третья, общество их все время обкатывает, общество периодически внедряет эти методы, но не будет толку, если не будет исключительно индивидуального подхода к каждому ребёнку. Один ребёнок является ночным, и он не укладывается в социальный график. Его тяжело с утра поднять. Если мы отправляем его с утра в садик, считай, что мы ему сорвали иммунную систему. Другой ребёнок обладает колоссально тонким слухом, и он не музыкальный, у него совершенно другие свойства. Третий ребёнок боится темноты, и это норма для этого ребёнка. Нужно просто очень индивидуально. Да, когда ко мне приходят я, конечно, по каждому ребёнку, объясняю, что и как нужно делать. Ведущие: Хорошо, метод должен быть индивидуальный, это понятно. А цель? Александр Литвин: Цель сделать человека интуитивным в первую очередь. Человек интуитивный, во-первых, всегда знает, что есть Бог, всегда знает. Человек интуитивный делает правильный выбор, человек интуитивный получает максимальное количество положительных оценок, и его дети рождаются в тот период, когда максимально благоприятное время для развития личности. У людей неинтуитивных, у людей, у которых за спиной очень много нехороших поступков по отношению к обществу и к отдельным людям, дети появляются не в то время, в неблагоприятное, и в результате человек-то страдает. Мы должны воспитывать счастливых людей. Ведущие: Прямо девиз, мне кажется. Девизом современного общества должна стать эта фраза. Александр Литвин: Должна, хотелось бы, что б стала. Ведущие: О чем будет новая книга, очень многие интересуются, мы уже о ней несколько слов сказали, готовы поделиться? Александр Литвин: В первой книге я писал о том, что меня привело к участию в этом проекте. А вторая книга описывает непосредственно участие. Я не говорю там о людях, я говорю о себе и о самом главном своем враге, с кем я там боролся, мой главный соперник, мой враг – это мое сомнение, и я пишу об этих вещах, и я пишу о тех людях, которые были за кадром той деятельности, она более важная, чем непосредственно то, что было на площадке. Потому что у меня, конечно, жизнь кардинально изменилась, телевидение творит чудеса. Я стал очень достаточно известным человеком, и меня стали в моей жизни появляются разные уникальные личности, люди с уникальными проблемами, с очень интересными проблемами, и вторая книга — это мой экзамен. Это вот это обучение, это сессия, и я там пишу, как я это все проходил, какие люди появлялись, и к чему это привело, потому что есть у меня в задумках самая главная часть — это третья часть, третья книга. Я за нее ещё не взялся, но тот человек, который появился у меня в марте 2014 года, тот, который своими так сказать эмоциями подвиг меня к написанию книги, о нем я уже буду писать в третьей. Ведущие: Это секретный человек? Александр Литвин: Это секретный человек, пока секретный. Это не один человек, их несколько. Но потом, всё потом! Ведущие: А как вторая книга, тоже также легко всё писалось? Ну, потому что за 10 дней создать книгу… Александр Литвин: Вторую книгу я начел писать 12января, а значит, сегодня у нас 14 февраля… Ведущие: 15-ое. Александр Литвин: Да 15-ое, сегодня 15-ое уже. Написал я ее… закончил 7 февраля. Ведущие: Обалдеть… Но все-таки уже не 10 дней. Александр Литвин: Не 10 дней, но я каждый день не писал, но в среднем также 10 дней. Ведущие: Кстати, Александр о сомнениях. Мне кажется, что сомнение — это как раз первый враг развития интуиции. И даже в вашей книге, вот когда вы описывали тот случай, когда вы летели с детьми на самолете, и произошёл вот такой ни авария, но… Александр Литвин: Но да… Предпосылка катастрофы очень серьезной. Ведущие: Да предпосылка, как авария. И вы ругали себя за то, что вы не послушали свой внутренний голос. Как научиться вот вообще слушать свой внутренний голос. Как вот понять, что это не ложное? Александр Литвин: Бывают такие обстоятельства, что реально они вынуждают что-то делать. Ты летишь в командировку, чувствуешь, что что-то не то. Но ты не можешь через какие-то обязанности перешагнуть. То есть это нужно максимально доверять себе. Максимум доверия своей интуиции. Ведущие: Но как понять, действительно, вокруг так много негативной информации, иногда у тебя просто ощущения, что ты себя накручиваешь. Так много в новостях, я не знаю там аварий с машинами с чем угодно да, и просто иногда кажется надуманно, или это в принципе все равно предпосылка? Александр Литвин: Бывает, конечно, средства массовой информации нагнетают, конечно, ситуацию, но я сейчас очень много отзывов получаю, люди, прочитавшие книгу, они реально начинают читать знаки, они реально видят, и есть такие отзывы очень хорошие, что человек не попал в аварию только из-за того, что успела женщина сказать водителю: «притормози, пожалуйста». Она просто увидела, какую-ту ситуацию необычную, нестандартную, и она посчитала, что нужно остановить машину, и он остановил, и тут же авария, тут же авария впередистоящая! То есть вот такие вещи происходят. А с моей книгой вообще интересно. Значит, меня останавливает сотрудник ГАИ. А у меня книга на торпеде лежит в машине. Он так прочитал «Выше бога не буду» и сказал: «Езжайте дальше». У меня была 2 раза с гаишниками такая ситуация. Ведущие: А узнают вообще на улице? Александр Литвин: Ну, меня знают, да. Ведущие: Подходят, интересуются? Александр Литвин: Нет, ну как, подходить - особо не подходят, но бывает. Ведущие: Кстати, когда вы появляетесь в каком-то незнакомом обществе, не бывает такого, что вас воспринимают, как такой аттракцион.А расскажите-ка нам, пожалуйста…? Александр Литвин: Чаще всего да! Чаще всего да! Чаще всего людям нужны фокусы, чудо прямо здесь и сейчас. То есть моментальные какие-то изменения визуальных картинок так и так далее. Но на самом деле чудеса происходят медленно, так Мир устроен. Чудо, чудо, знаете…Чудеса нужны в обычной жизни. Я в своей книге писал. Когда моя мама была беременна, она очень хотела мороженого, так хотела мороженого просто невозможно, и нашла она единственное в своей жизни 5 рублей, которые лежали на земле. Это чудо, в принципе это чудо. Ведущие: А самое чудесное, что у вас в жизни произошло? Александр Литвин: Самое чудесное… В моей работе чудес очень много, достаточное количество. Я не могу сказать, какое там самое, самое чудесное. Самое громкое было на радио: когда за месяц до увольнения Лужкова я сказал: «27 сентября - последний день его работы». Мне звонят 26-го и говорят: «Александр, завтра 27-ое, а он работает... Президент в Китае». И я говорю: «Давайте завтра….» И они мне в 9 утра звонят, ну и всё … Ведущие: Мы ещё успеем, у нас немного времени осталось, мы обещали о вашем «календаре счастливой жизни» ещё немного поговорить. Он вышел как приложение такое внутреннее к вашей книге, или отдельно ещё вышел? Как Вы составляли этот календарь? Александр Литвин: Календарь я составляю достаточно давно. Это история давняя и дело в том, что я очень люблю рыбалку, а рыба она такая очень капризная. Она капризная, она то ловится, то не ловится. А в выходные в меня всего-то один выходной в то время был у меня, и суббота была рабочая. Это когда ещё служба в армии. Вот всего единственный выходной в неделю и думаешь, сейчас поедешь на рыбалку, а там ничего не будет, и жалко так выходной. И, в общем, я начал вот опять анализировать вероятность событий, в какой момент рыба будет лучше ловиться. Вообще, я Мир воспринимаю сквозь призму, обычную школьную призму, которая делит белый цвет на 7 цветов. Так вот, когда синий, активизация синего спектра в природе, у меня в календаре расписано в виде там, допустим, одежды верхней – светофильтра такого… Так вот в этот момент максимальная повышенная энергетика движения, меньше пробок на дорогах, выше скорости, динамика выше, быстрее речь у людей, очень хорошие такие динамичнее периоды. И рыба она тоже попадает как все живое под энергию солнца, под конкретный спектр. Она начинает быстрее двигаться. Чем быстрее она двигается, тем она голодная, больше голодная – тем, значит, она лучше клюет. Это было первое мое наблюдение, а потом уже сформировался этот календарь в конце концов. Ведущие: К сожалению, у нас заканчивается время нашей программы, конечно про календарь ещё б хотелось поговорить, но я думаю, что он доступен? Александр Литвин: Да он доступен, и он есть, можно на моем сайте его посмотреть. Я его конечно через союз печать его не распространяю, но в принципе он доступен. Ведущие: Но я надеюсь, что вы к нам ещё придёте. Это была программа «Есть контакт». Быстренько прощаемся. Спасибо, что вы к нам пришли. Александр Литвин: Всего доброго, дорогие друзья. До свидания!